Review by Vadim Nikolsky (Russian)


 

Review of Vadim Astrakhan's ‘Two Fates’ (Vysotsky in English, Volume II)


Новый компакт-диск переводенных на английский язык песен Владимира Высоцкого, выпущенный недавно автором переводов и исполнителем Вадимом Астраханом, живущим в штате Нью-Джерси, не только безусловно станет явлением в русскоязычной иммиграции, но, возможно, и в среде меломанов из многих стран мира. И это не только потому что Вадим, запуская во всемирное англоязычное пространство свои версии текстов Высоцкого, дает им новую жизнь, но и потому, что этот его второй по счету альбом значительно раздвигает границы музыкального богатства бессмертных композиций Высоцкого.

         В. Астрахан сам признавался в интервью, что сознательно предпочел быть более консервативным в выборе музыкальной палитры для первого альбома. Во-первых, чтобы не сильно отклоняться от духа, присущего, скажем, фронтовым песням или блатному шансону, выбранным для первого диска. А во-вторых, «фанаты» Высоцкого в своем восприятии, зачастую, тоже люди консервативные, и возможно, автор не хотел сразу огорошить их излишне смелыми трактовками.

         На мой взгляд, этот расчет сработал отлично, как в первом, так и во втором случае. Я сам поймал себя на том, что, прослушав – и морально приняв - первый альбом Singer-Sailor-Soldier-Spirit, я ожидал от второго уже чего-то большего. И Вадим Астрахан со  своей группой музыкантов-единомышленников полностью оправдал ожидания.

Первая же композиция, а за ней номера 5 и 7 стали настоящим откровением: знаменитый хриплый надрыв Высоцкого на грани срывания связок абсолютно органично «ложится» на стиль метал-рока, о чем, быть может, сам В.В. и не подозревал. Не зря Вадим как-то высказал мысль относительно того, что по духу Высоцкий был первым советским «металлистом». Для любителей традиционного «кухонного» исполнения под акустическую гитару это может оказаться шоком, но все композиции альбома, выдержанные в стиле метал-рок – Race to the Horizon («Горизонт»), Fire ride («Пожары»), Death Convoy («Прикованные шоферы») – безусловно удачная находка автора и его партнера, гитариста и аранжировщика Юрия Наумова. И неслучайно, что в каждой из них присутствует  общий элемент: борьба (или, если хотите, игра) со смертью, до предела напрягающая нервы и физические возможности человека. Поэтому своим наэлектризованным, «высоковольтным» музыкальным сопровождением в этих песнях Астрахан и Наумов как бы открывают новый пласт в творческом наследии Высоцкого, что лишний раз свидетельствует о многогранности и глубине творчества Владимира Семеновича.

         Разительным контрастом к указанным выше песням – что музыкально тоже характеризует альбом с выгодной стороны – являются композиции на другую тематику, а именно о дружбе. В. Астрахан выбрал две лирических песни: If Your Friend («Песня о друге») и He Didnt Return From the Battle («Он вчера не вернулся из боя»). Последняя выдержана в стиле медленного вальса - хоть и четырехдольного – и в целом по настроению близка к оригиналу. А вот «Песня о друге» стала настоящим открытием, и замечательно, что Астрахану хватило воображения и смелости превратить ее... в танго. Лирический, но сдержанный характер песни просто идеально подошел на танговый ритм, который к тому же придал словам некоторую трепетность, что, на мой взгляд, только усилило значимос ть текста.

         Кстати, If Your Friend является и отличным примером того, насколько В.А. ответственно подходит собственно к переводам текстов. Он пытается максимально соблюсти не только стихотворный размер и английские аналоги для русских фразеологических оборотов, но и в тех же местах строф расставить хорошо подобранные рифмы: and test his best (вместо «тяни, рискни»), its time to climb (вместо «ледник и сник»), didnt complain of pain (вместо «не скулил, не ныл»), и проч.   

         Композиции, занявшие место в конце альбома, однозначно представляли собой наиболее сложную задачу, требующую максимума усилий, а именно When The Great Flood Waters (“Баллада о любви”) и Two Fates («Две судьбы»). Я сам знаю достаточно образованных людей, с точки зрения перевода считающих две эти песни вообще непереводимыми. Оставлю на суд слушателей «Балладу о любви», т.к. по своей сути она, пожалуй, слишком личностна в плане восприятия и тематики, что слишком затрудняет спор о праве на жизнь различных версий. Поэтому остановлюсь подробнее на финальном номере.

         Для блага не очень искушенного знатока требуется сразу прояснить: у Высоцкого существуют несколько вариантов записи песни «Две судьбы», и наиболее известны два из них. В одной, голос певца записан в сопровождении эстрадно-симфонического оркестра, а в другой аккомпанемент сведен к трем акустическим гитарам. Трудно поверить, но две эти аранжировки вызывают – и другие фанаты В.В. это подтвердили – абсолютно различные эмоции. Оркестровый вариант превращает изложенную в песне историю в своего рода фантастическое приключение, триллер, пусть и с элементами кошмара, но который заканчивается избавлением героя от жутких галлюцинаций. Вторая, гитарная версия представляет собой настоящую агонию доведенного до крайности человека, когда у него нет выхода из мира, где, как сказано в классической повести Конан-Дойла, «силы зла властвуют безраздельно».

         Но и тут Астрахана не подвела творческая интуиция. Проведя юность в США и отучившись в американском университете, в ходе работы над песней он, видимо, почувствовал, что белая горячка в сугубо русском стиле для англоязычного уха будет и чужда, и малопонятна. Поэтому, выражаясь современным сленгом, «грузить» людей, интересующихся российской культурой, означало бы перегнуть палку. Это не значит, что любителям Высоцкого на Западе Вадим представил выхолощенный, лишенный эмоций, вариант. Просто недолгая авантюра в стиле фильма ужасов с хорошим концом им более понятна и, возможно, более интересна.        

         Во всяком случае «Две судьбы», которой и завершается альбом, совершенно опровергает то самое мнение о «непереводимости» Высоцкого. Если отключиться от авторства и видеть перед собой просто  произведение поэтического искусства – то да, можно и перевести текст, и передать настроение, и даже сохранить метафоры. Разумеется, имена Rotten и Crooked, заменившие в переводе Астрахана «Кривую» и «Нелегкую», представляют собой плод индивидуального восприятия переводчика и могут не войти в хрестоматии. Но тут можно вспомнить и другие примеры. Так, heart-ache из монолога Гамлета, переведеный Пастернаком как «сердечные муки», у Набокова назван «тоской души», но, взятые в контексте всего отрывка, они оба хороши. Во всяком случае, рифмы наподобие wooden oarwould ignore вполне отражают стилистику Высоцкого. Что касается лексических оборотов, то здесь есть и хорошие буквальные переводы (and behind the tree stumps hiding – «я пока за кочки прячусь»), и те, что пришлось подгонять под особенности английского. Например, многосложная фраза Dont you worry that Im limping, crooked, hunched, one-eyed and tripping, хотя и кажется массивнее, но имеет ту же длину и восьмистопный размер, что и первоначальная «И хотя я кривобока, криворука, кривоока». Но, пожалуй, особенно выразительным в песне является музыкальное сопровождение: постоянная смена фактуры, инструментов и звуковых эффектов более живо помогает создать сюрреалистическую картину потустороннего мира, порожденную пьяным, больным воображением героя.

         Все вышесказанное вовсе не означает, что диск Two Fates получился депрессивным и мрачным. Есть тут и сатирическая сказка «Про дикого вепря», и «Веселая покойницкая», и «Почему аборигены съели Кука» - образец юмора Высоцкого, ставший классикой. Причем шутливые тексты требуют совершенно иного подхода к решению стихотворных задач перевода. Так что в целом слушателям предлагается  интересный и разнообразный альбом, который, без сомнения, еще шире приоткроет англоязычным меломанам дверь в удивительный мир Владимира Высоцкого.

 



Vadim Astrakhan   EN | RU   Designed by AG
  Home  |  About the Project  |  Contact
Texts & Music  |  Photos & Videos  |  News & Events  |  Press & Reviews  |  Past Events