Interview on Radio Pozitiv (Russian)



Программа "Со Знаком Плюс с Татьяной Родос" (24 Марта 2011 года)


Как правило, по четвергам в нашей студии появляются музыканты, творческие люди, которые или целиком посвящают себя искусству, либо совмещают творчество с жизнью в офисе с 8 до 6 и творят в свободное время и кого-то этим радуют.  В данном случае радовать наших замечательных радиослушателей будет Вадим Астрахан.  Многим он знаком, многие с ним познакомятся сегодня, и я сразу скажу, что нам будет очень приятно, если вы примете участие в нашей беседе и нам позвоните.  Итак, чем же крут Вадим Астрахан?  Он посвятил творческую часть своего организма человеку, которого знают и любят практически все:  Владимиру Семеновичу Высоцкому.   Вадим решил, что нужно популяризировать творчество героя нашей эпохи среди американцев и переводить эти бессмертные творения на английский язык.  Попробовал один раз, два, три – и вот он диск!  Гастроли, овации, и так далее.  Здравствуй, Вадим!

Добрый день!


Начнем сначала.  Ты как книги читаешь:  пролистываешь или с первой страницы читаешь?

С первой страницы.


Тогда скажи, в каком городе появилась первая страница?

В городе Ленинграде.


Когда ты впервые услышал голос Высоцкого?

В раннем детстве.  Его записи постоянно крутились в моей семье.  Сначала на бобинах, потом на пластинках, на кассетах, на СД, и т.д.  Так вот и слушаю с тех пор.

 

Скажи, а сколько песен Высоцкого ты знаешь наизусть?

Наверное от ста до двухсот.

 

А тебе было не страшно приниматься за переводы такого поэта?

По молодости лет – не страшно.  Сейчас, я думаю, было бы страшнее.

 

У лингвистов вечно идут дебаты:  какой язык богаче, русский или английский.  Твое мнение?

В русском языке больше рифм, и процесс рифмообразования более богатый.  А в английском больше слов, больше оттенков.   Вообще, на мой взгляд, английский наверное самый простой язык на свете, чтобы выучить для первичного общения, но самый тяжелый, чтобы знать в совершенстве.


Переводы помогают тебе шлифовать свой язык?

В первую очередь они помогают понимать саму песню.  В процессе перевода я каждую песню через себя прогоняю так много и так тщательно, что безусловно начинаю ее лучше понимать и ощущать, чем если бы я ее просто слушал.

 

С какой мы песни сегодня начнем?

Первая песня, которая сегодня прозвучит, в оригинале называется «Тот Кто Раньше с Нею Был», а в переводе “The One Who Was with Her Before”.


“The One Who Was with Her Before”

 

Спасибо, Вадим.  Скажи, а ты сам пишешь?

Раньше писал.  А потом вдруг мне пришло в голову, что я сам никогда так хорошо не напишу.  Как переводчик я смогу достичь вершин, которых я никогда не смогу достичь как поэт.

 

Ты думаешь на русском или на английском?

Когда разговариваю с русскими – на русском.  Когда с американцами – на английском.

 

А чувствуешь?

Наверное на русском.

 

Я тоже.

Я чувствую.

 

Скажи, а вот русские люди вообще, как известно, за словом в карман не лезут.  Скажи, бывало такое, чтобы тебя похлопали по плечу и сказали:  «Братишка, да ты как посмел?».

Высоцкий для русских людей действительно в большой степени – «священная корова».  Но пока большей частью те кто слышал мои переводы говорят обо мне положительно, во всяком случае, в лицо.

 

Ты недавно ездил в Россию?

Да, в Екатеринбург, где принял участие в фестивале, организованом Уральско-Шотландским Обществом, под названием «БЕРНС-ВЫСОЦКИЙ:  Одна Душа, Два Поэта».  Они вышли на мой сайт, прослушали мои переводы, и пригласили меня.  Там я выступил на сцене Свердловской Филармонии, причем на двух песнях мне аккомпанировал симфонический оркестр.  Сегодня я принес с собой запись моего выступления на фестивале, а также две совершенно новые песни, которые войдут в мой следующий альбом, над которым я сейчас работаю:  «Про Дикого Вепря» и «Веселая Покойницкая».


Скажи, а «Диалог у Телевизора» ты переводить не пробовал?  Я нашла перевод на интернете, но там характер был совершенно потерян.

Совершенно непереводимая песня.  Т.е. перевести-то можно, но, на мой взгляд, не нужно.  Она настолько привязана к обществу, в которой она была создана, что в другом культурном слое она будет абсолютно чужеродной.  В лучшем случае это будет лекция.

 

Какую песню мы слушаем следующей?

«Рыцарский Турнир» или «Любовь в Средние Века».  По-английски “Knight’s Tale”.

 

Ты долго с ней мучался?

Это был мой самый первый перевод.  В нем есть некие сентиментальные для меня моменты.


Только не плачь.


Knights Tale

 

Замечательный американский поэт Роберт Фрост сказал:  «Поэззия – это то, что непереводимо на другой язык».  Но здесь он мне кажется был не совсем прав, и лучшим доказательством этого является наш гость Вадим.  Я вижу, что ты стараешься полностью сохранить ритм оригинала.  А что еще важно?

Дух.  Моя задача – не перевести «слово в слово», хотя я все равно стараюсь держаться поближе к оригиналу, а вызвать у англоязычных слушателей те эмоции, которые оригинал вызывает у слушателей русскоязычных.  То же настроение, дух, энергию.

 

Теперь давай послушаем наших радиослушателей.  Тебе ведь интересно их мнение?

Очень.

 

Уважаемые меломаны и ценители нашего наследия:  скажите, можно переводить Высоцкого или нельзя?  Что вы думаете по поводу попытки Вадима донести наше наследие до других жителей планеты?

  1. Здравствуйте.   Я поклонник Высоцкого и могу сказать следующее:  переводить конечно можно что угодно, но все же... я послушал и, честно скажу, я смеялся.  Я никого не хочу обидеть, но... это не его взгляд, не его манера.

Вадим, готов ответить?

Впечатления у всех, конечно же разные, и мнения тоже.  Могу сказать, что первая реакция у русских людей всегда одинаковая:  «Высоцкий на английском – это невозможно».  А уж потом, если человек дает себе труд послушать несколько песен, то реакция большей частью бывает положительная.  А насчет общей концепции, могу сказать, что если бы какому-нибудь англичанину в 16м веке сказали, что через четыреста лет его современника Уильяма Шекспира будут переводить на русский, он бы сильно удивился.

 

  1. Меня очень заинтересовала ваша тема и мне очень понравилось и перевод, и как это все было сделано.   Я считаю, что Высоцкого переводить нужно, и мне кажется, что американцы бы его слушали с большим удовольствием.  У меня есть друзья американцы, и когда я им поставила Высоцкого...  В общем, предыдущий радиослушатель сказал, что он смеялся сейчас.  А они смеялись тогда, когда слушали Высоцкого.  Высоцкий может быть не великий певец, но он великий поэт.  И если вам удастся его перевести, чтобы американцы его поняли и почувствовали, то это будет классно.

Спасибо.

 У нас разрываются линии!  Зацепил ты, Вадим!

 

  1. Здравствуйте!  Я считаю, что все отлично:  отлично перевели, и голос хороший, и история. Но маленькое замечание:  если бы русский акцент не подводил немножко, если бы был чистый американский английский, то было бы для американцев более приемлемо.

 А может быть это наоборот является для них изюминкой.  Или колоритом.

 

  1. Здравствуйте.  Я хочу сказать такую вещь.  У меня был друг американец, который не дожил до того, чтобы услышать ваш перевод.  Он слушал Высоцкого на русском языке и плакал.  Я уверен, что если бы он услышал ваш перевод, он бы ему очень понравился.  Мне он точно очень понравился.

Спасибо!

 А сейчас давай послушаем еще одну твою песню.

 

“Ships” (live with orchestra)

 

Этот трек я привез из Екатеринбурга, где выступал на сцене филармонии и, как вы догадались, он записан вживую с Симфоническим Оркестром Уральской Государственной Консерватории.  Вот такой подарок.

 

  1. Здравствуйте, Вадим.  Я уважаю ваши способности к переводу и считаю, что Высоцкого переводить нужно.  Перевели же Пушкина, Чехова, и Толстого, а Высоцкий это тоже наша классика.  У меня есть только одно пожелание.  Мне кажется, что петь это все-таки должен кто-то другой.  Человек с иным голосом и с другой энергетикой, более близкой к Владимиру Владимировичу...

... Семеновичу.  Возможно что и так.  Дело в том, что я в своей жизни еще пока не встретил ни одного человека с энергетикой, близкой к Владимиру Семеновичу.  Слишком она была уникальная.

 

  1. Вы знаете, мне кажется, сам Владимир Семенович был бы очень доволен, что его вообще переводят.  Не говоря уже о том, что его поют.

Я совершенно согласен.  Как сказал предыдущий радиослушатель, других гениев переводили и переводят.  А на мой взгляд место Высоцкого – в том же пантеоне мировой культуры, как и Чехова и Гете, и только по нелепому отсутствию как адекватных переводчиков, так и адекватных исполнителей обьясняется его там отсутствие.

Хорошо ответил, молодец!

 

  1. Здравствуйте, Вадим.  Высоцкого исполняли многие.  Самая удачная работа – это конечно Лепса.  Очень интересно, конечно, что вы его перевели.  Но вот такой момент:  английский язык в популярной музыке – язык более мягкий, певучий.  Когда Битлов исполняли наши ВИА в 70х годах, всякие там Песняры, Поющие Гитары, это же было все не так!

Короче:  «все не так, все не так как надо».

                ... или вот вы выступали с оркестром.  Ну нельзя же Высоцкого исполнять с симфонией!

Мы вас поняли.  Слушай, я только что нашла такой интересный термин:  «высоцковед».  Ты себя можешь назвать «высоцковедом»?

Вообще-то никогда себя так не называл, но если – дьявол же в мелочах и в определениях – называть этим термином человека, который занимается творчеством Высоцкого, то да.  Я очень много времени посвятил изучению его творчества.  Довольно часто передо мной вставал вопрос:  «Что же именно он хотел здесь сказать?»  Это все-таки не азбука.  Высоцкий поэт довольно ясный, но не примитивный и у него тоже есть немало всяких двусмысленностей, тресмысленностей, и т.д. 

 

А ты знаешь, что в США есть частный музей творчества Высоцкого, в котором очень много всяких редких и интересных вещей связанных с ним?  Создателя зовут...

...Марк Цыбульский.

 

Ты с ним знаком?

Не лично, но на интернете с ним общаюсь довольно регулярно.  Вот он – самый настоящий «высоцковед», написал много книг по биографии Высоцкого, досконально изучил его жизнь, и пр.  Дело это нужное, и я желаю ему удачи.

 

Ты вообще, я смотрю, человек бесстрашный.  Тебя даже отзывы наших радиослушателей не пугают.  Ведь все-таки Высоцкий на английском – вещь весьма антагонистическая.

Конечно.  Повторяю:  первая реакция у всех русских людей «это невозможно».  Всегда.  Но.  На мой взгляд, люди – и это справедливо и для русских и для американцев – делятся в мире на две категории:  люди, которые восприимчивы к каким-то новым вещам, и которые невосприимчивы ни к каким новым вещам.  У первых есть шансы получить удовольствие от моего творчества, у вторых шансов нет.  И это совершенно нормально.

 

  1. У меня такой комментарий:  у вас есть страсть, у вас есть поиск истины, пусть вы и в русле Высоцкого, но пытаетесь донести это до американцев.  Вы – настоящий русский человек, который несет свою культуру американцам.  Вы просто молодец!  Жму руку!

Спасибо.  Очень приятно.

По-мужски так!

 

  1. Здравствуйте.  Очень приятно, как вы это все перевели, я даже детям сейчас поставила.
  1. Я тоже присоединяюсь к мужчине, который только что говорил.  Парень – молодец.  Жаль что Высоцкий не жив сейчас и не слышит.  Молодец Вадим!

Мне иногда говорят:  «А почему ты поешь Высоцкого?  Почему вообще кто-то поет Высоцкого?  Ведь лучше чем он никто не споет!»  Действительно, лучше чем он не споет никто.  Но дело в том, что он не споет уже никак.  Я считаю, что песни должны жить.  Не хотелось бы, чтобы творчество Высоцкого ограничилось бы бронзовым памятником.  Ну поставят ему памятник на Тверской и будут носить цветы в день смерти.  Нужно же, чтобы песни жили!  Нужно давать им какую-то новую жизнь, исполнять их.  По своему, с душой, с чувством, с энергией.  Только вяло нельзя его петь, а этим иногда грешат.  Поэтому у меня нет никакой ревности к другим исполнителям Высоцкого, если они это делают классно.

 

А как ты относишься к исполнению Высоцкого Никитой Джигурдой?

Я не очень много его слышал.  То что слышал мне, в принципе, понравилось, разве что он уж очень подражает манере исполнения.

 

А в себе ты эту хрипотцу не культивировал?

С моим пением все просто:  что получается, то получается.   Я просто исполнять энергично.

 

  1. Я считаю, Вадим все сделал очень хорошо.  Прекрасно.  Теперь я своему внуку смогу обьяснить, что пел Высоцкий.


Следующий звонок.

  1. Очень здорово!  Скажите, а почему именно Высоцкий?

Наверное он просто задевает во мне те струны, у которых на одном конце – нервные окончания, а на другой – творческий порыв.  И эта струна вибрирует, инициируя творчество.  Если честно, мне мало кого хотелось в жизни переводить. 

 

Скажи про следующую песню.

Следующая песня уникальна в том плане, что на ней со мной сотрудничал замечательный русский музыкант Лекс Плотников, лидер легендарной московской группы Mechanical Poet.  Он в Москве записал свои партии, я здесь записал свои, и родилась песня «Про Дикого Вепря».

 

“Tale of a Wild Boar”

 

Вадим Астрахан на Радио Позитив получил от наших радиослушателей, да и от меня, свою порцию перца, но и свою порцию сладостей.

Огромное спасибо всем, кто позвонил!

 

Мы уже скорее всего вынуждены попрощаться с тобой и с нашими слушателями.  Скажи что-нибудь напоследок приятное, что-нибудь «со знаком Плюс».

Еще раз хочу сказать всем спасибо.  Ваши отклики мне очень интересны, как положительные, так и отрицательные.

Удачи тебе и творческих успехов!



Vadim Astrakhan   EN | RU   Designed by AG
  Home  |  About the Project  |  Contact
Texts & Music  |  Photos & Videos  |  News & Events  |  Press & Reviews  |  Past Events